Судьбы командиров 35-береговой батареи

В 1929 году в состав сил Береговой обороны Черноморского флота вошла 35-я береговая батарея, которая имела на вооружении две двухорудийные башни с калибром орудий 305-мм. Начатая строительством в 1913 году, она была первой башенной батареей, построенной после Гражданской войны и последним фортификационным сооружением – убежищем защитников Севастополя, как советских в 1942 году, так и немцев, оборонявшихся у м. Херсонес в 1944 году. В советское время, от начала достройки в 1925 году и до подрыва в 1942 году, батарею возглавляли десять командиров. О пяти из них пойдет речь.

Командиры 35-й береговой батареи

Штейнберг Генрих Владимирович

Донец Емельян Петрович

Кабалюк Иван Филиппович

Чухарев Николай Петрович

Руль Август Андреевич

Моргунов Петр Алексеевич

Рюмин Александр Александрович

Булыгин Степан Филиппович

Балан Николай Михайлович

Лещенко Алексей Яковлевич

Первым командиром 35-й батареи, 115 лет со дня рождения которого, мы отметили 14 января 2015 года, был Генрих Владимирович Штейнберг.

Службу в рядах Красной Армии Штейнберг начал в 1918 году. Участвовал в гражданской войне, во время которой воевал на Южном фронте против войск генерала П. Н. Врангеля, отрядов Н. И. Махно. После войны поступил на Одесские курсы тяжелой артиллерии, по окончании которых  был отправлен служить на Черноморский флот. В феврале 1922 года его назначили командиром 7-й батареи крепости Севастополь.

Прибыв на батарею, Штейнберг нашел ее в крайне запущенном состоянии: имевшиеся на вооружении батареи два 152-мм орудия были неисправны, личный состав плохо обучен. В короткий срок Генрих Владимирович сумел наладить службу и уже в 1923 году батарея успешно участвует в маневрах, которые были проведены кораблями Черноморского флота совместно с береговыми батареями Севастопольской крепости.

Сразу же после маневров Штейнберга переводят командиром на батарею №10, на которой наблюдалась та же картина, что и на батарее №7: неисправные орудия, запустение, плохо обученный личный состав. И здесь Генрих Владимирович снова проявляет себя как грамотный руководитель, сумевший исправить сложившуюся на батарее ситуацию. Активное изучение техники, отработка навыков управления у личного состава, дали хорошие результаты: улучшилась организация службы и боевой подготовки и на данной батарее.

Молодого, но уже опытного артиллериста оценили и направляют на стратегически важный объект. Штейнберг становится командиром строящейся 35-й береговой батареи (до 1929 года №8), которой он командует с октября 1925 года по сентябрь 1927 года.

Строительство батареи шло быстрыми темпами и, несмотря на то, что все земляные и бетонные работы велись вручную, батарея в основном была готова к концу 1927 года. В этом немалая заслуга ее командира, который принимал самое активное участие в достройке и обучении личного состава батареи, перед которым стояла задача изучить технику так, чтобы при опробовании орудий стрельбой они сами могли обслуживать механизмы и агрегаты. Уже 4 сентября 1926 года под командованием Штейнберга в присутствии комиссии, была отстреляна на ручном действии первая башня. Успешно было выполнено тринадцать выстрелов при разных углах возвышения.

В ноябре 1927 года Штейнберг становится слушателем специальных курсов комсостава РККА, по окончании которых дальнейшую службу он проходит в штабе Береговой обороны Черного моря. Прослужив там два года, Генрих Владимирович был направлен на учебу в Военно-морскую академию им. К.Е. Ворошилова. Окончив академию, Штейнберг решает заняться военной наукой и в 1934 году поступает в адъюнктуру, где начинает свою научную деятельность. Уже в 1935 году журнал «Морской сборник» печатает его работу «Эволюция разрушительного действия снаряда». К началу Великой Отечественной войны Штейнберг - заместитель начальника Военно-морской академии им. К.Е.Ворошилова. На своем посту он решает сложные организационные вопросы, связанные с нормальным функционированием академии в тяжелых условиях войны. Исполняя обязанности начальника академии, Штейнберг успешно провел эвакуацию академии из Ленинграда в Астрахань, а затем в Самарканд. Генрих Владимирович   активно преподает и занимается научно-исследовательской деятельностью. Под его руководством профессорско-преподавательский состав выполнил более 100 научно-исследовательских работ. В феврале 1942 года, при непосредственном участии Штейнберга, была проведена первая конференция, посвященная изучению опыта военных действий на море.

В конце 1943 года Генрих Владимирович был откомандирован на Ленинградский фронт, где стажировался в должности начальника штаба 1-й гвардейской МЖДА (морской железнодорожной артиллерийской) бригады. В период проведения наступательной операции Ленинградского фронта Штейнберг успешно управлял огнем артиллерии бригады. За участие в этой операции Указом Президиума Верховного Совета СССР от 30 марта 1944 года Генрих Владимирович был награжден орденом Отечественной войны 2-й степени.

В год Победы Штейнберг был награжден орденом Ленина.  24 мая 1945 года ему было присвоено воинское звание инженер-контр-адмирал.

В послевоенный период Штейнберг продолжил свою научную и преподавательскую деятельность в академии.

В марте 1959 года Генрих Владимирович  был уволен в запас с должности первого заместителя начальника Военно-морской академии кораблестроения и вооружения им. А.Н.Крылова.

В октябре 1927 года, после убытия Штейнберга на учебу, командиром 35-й батареи был назначен Емельян Петрович Донец – «отличный строевик, но обычный пушкарь». Так его охарактеризовал начальник военных инженеров Севастопольской крепости И.М. Цалькович.

Донец, участник Первой мировой войны, до назначения командиром на 35-ю батарею успешно командовал рядом батарей Севастопольской крепости. Все кто знал Донца, отмечали, что он был большим профессионалом в области тяжелой артиллерии. Ветераны батарейцы вспоминали, что Донец за короткий срок сумел создать дружный и сплоченный коллектив, готовый к выполнению самых ответственных задач.  Он никогда ни на кого не повышал голос, всегда стоял за дело и всегда выполнял то, что ему было поручено. В быту Донец был очень неприхотливым и скромным человеком.

В декабре 1927 года в присутствии государственной комиссии на батарее была произведена приемка орудийных башен от строителей с опробованием их стрельбой. За отлично проведенные стрельбы личный состав батареи получил высшую оценку, отмечен был и командир батареи.

Следующий этап в послужном списке Емельяна Петровича – командование артиллерийским дивизионом, командовать которым он был назначен в октябре 1928 года.

Отметим интересный факт в биографии Донца.

В 1929 году планировалось посещение строящейся 35-й береговой батареи руководителями партии, государства и Вооруженных сил, и  готовилось оно в строжайшей тайне. Об этом посещении в отдельных военно-исторических трудах содержится только краткое сообщение общего характера, что говорит о том, насколько важным и секретным объектом была батарея. Когда в октябре 1929 на батарею прибыли И.В. Сталин и К.Е. Ворошилов, сопровождать высшее руководство страны поручили именно Емельяну Петровичу Донцу. Молодому комбату Н.П. Чухареву, назначенному на эту должность в конце августа 1929 года, не рискнули доверить представлять батарею.

В 1934 году Донец назначается командиром достраивающейся 30-й береговой батареи. В июне 1934 года состоялся ее прием от промышленности, в ходе которого был выполнен отстрел орудий обеих башен и первой очереди системы управления стрельбой. Командующий Морскими силами Черного моря И.К. Кожанов, присутствовавший на стрельбах, дал им высшую оценку. За отличную подготовку личного состава и удачно проведенные стрельбы Донец был награжден именными золотыми часами.

Войну Донец встретил в Севастополе, в звании полковника, начальником отделения складов материальной части артиллерии, заместителем начальника артотдела Черноморского флота. Во время обороны Севастополя возглавил оперативную группу данного отдела. Под его непосредственным командованием производилось снятие пушек с затонувших кораблей и установка их на новых береговых батареях, ремонт орудий, в том числе и на 35-й батарее. Также на него было возложено обеспечение боеприпасами кораблей и частей, оборонявших Севастополь. В конце января 1942 года полковник Донец возглавил оперативную группу флота по замене всех стволов на 30-й батарее. Замена четырех стволов весом более 50 тонн каждый без специального кранового оборудования в полутора километрах от линии фронта была осуществлена за 16 суток, хотя первоначально определили срок выполнения работ 49 суток.

Емельян Петрович Донец погиб в последние дни обороны Севастополя. Обстоятельства гибели подробно изложены в воспоминаниях военкома арсенала и гарнизона Сухарной балки А.М. Вилора.

Военком вспоминает, что 18 июня 1942 года в соответствии с приказом Военного совета флота Емельян Петрович прибыл в Сухарную балку на артбоесклад №7. Он возглавил оперативную группу, на которую было возложено обеспечение боеприпасами батарей и подготовку штолен к взрыву. Вечером 25 июня после проведения всех работ по подготовке к подрыву, Донец большую часть личного состава артсклада и опергруппы отправил вплавь добираться через бухту в город, а сам с небольшой группой остался, чтобы лично контролировать подрыв штолен. 26 июня с 1 часа 30 минут до 11 часов автоматически взорвались все штольни. Оставшиеся бойцы под руководством Донца организовали оборону в 9-й, 10-й и 11-й не взорванных, пустых штольнях, где и были атакованы противником днем 26 июня. В ходе одной из атак противника Емельян Петрович Донец погиб, погибли и все остальные. Погибли они как герои, с честью выполнив свой долг.

В декабре 1928 года командиром 35-й батареи был назначен Иван Филиппович Кабалюк. Как истинный севастополец Иван Филиппович знал в городе каждую бухту, все ближние и дальние подступы к городу с моря и с суши. И главное, Кабалюк отлично понимал значение дальнобойных береговых батарей не только для обороны Севастополя с моря, но и на суше. При всем внешнем спокойствии и добродушии Кабалюк отличался большой собранностью, энергичностью, проявлял высокий профессионализм и преданность делу.

Командовал Кабалюк 35-й батареей совсем недолго. Так случилось, что в период его командования в аккумуляторной станции по техническим причинам произошел взрыв, повлекший за собой человеческие жертвы. По факту аварии проводилось расследование, после которого Иван Филлипович был отстранен от командования батареей. В дальнейшем Кабалюк командовал дивизионом береговой артиллерии, преподавал в Военно-морском училище береговой обороны им. ЛКСМУ. В Великую Отечественную войну полковник Кабалюк вступил, будучи начальником штаба Береговой обороны Черноморского флота.

В начальный период обороны города, до образования Севастопольского оборонительного района (СОР) и прихода Приморской армии (ПА), все нити руководства боевыми действиями, развернувшимися на подступах к главной базе флота, все данные о событиях на участках фронта сходились к коменданту береговой обороны П.А. Моргунову и в его штаб, которым руководил Кабалюк.  В дальнейшем штаб Береговой обороны под командованием Кабалюка находился в тесном взаимодействии с командованием ПА, разрабатывая операции сухопутных войск СОРа.

И.Ф. Кабалюк как и  Е.П. Донец погиб в последние дни обороны Севастополя. При каких обстоятельствах он погиб неизвестно. По воспоминаниям начальника отдела укомплектования ПА подполковника Семечкина Кабалюк отказался эвакуироваться. Вот что он рассказал в свое время Маношину автору исследования о последних днях обороны города «Героическая трагедия».

«Мы шли на посадку на подводную лодку. Я шел впереди Петрова… Шедший вместе со всеми начальник штаба Береговой обороны И.Ф. Кабалюк вернулся назад и передал, что остается на батарее, никуда не пойдет и погибнет вместе с батареей».

Предположительно Иван Филиппович Кабалюк погиб 3 июля 1942 года в районе 35-й береговой батареи. Символическая могила И.Ф. Кабалюка находится на Мемориальном братском кладбище Великой Отечественной войны в Севастополе.

«Подвиги отцов – крылья сыновей», – говорят в народе. Новые поколения мальчишек и девчонок, выросшие и воспитанные уже после Отечественной войны на традициях отцов, в большинстве своем оказались достойными их памяти. Всегда и везде старался быть достойным памяти отца и сын Ивана Филипповича Кабалюка Володя.

Когда началась война, девятилетний Володя вместе с мамой и старшей сестрой находился в Керчи. Будучи уже взрослым человеком Владимир Кабалюк вспоминал о том, как в ноябре 1941 года им удалось эвакуироваться из осажденного города на Кавказ. «…Немецкие самолёты бомбили Керченский пролив, который был забит плавсредствами (катера, сейнеры и просто бревна, которые использовали для переправы). Крики женщин, детей... Какой-то лейтенант потерял самообладание, и кричал в истерике: "Вот сейчас застрелюсь", приставив пистолет к виску. Плавать мама не умела, но одна из немногих сохранила присутствие духа, и пыталась привести лейтенанта в чувство, говоря при этом "двум смертям не бывать, а одной не миновать". Семье повезло - пароход  единственный дошел до Поти…».

В начале 1943 года Володя становится воспитанником Тбилисского Нахимовского военно-морского училища. Окончив  его с золотой медалью,   продолжил образование в Высшем военно-морском училище связи имени А. С. Попова (ВВМУС). В апреле 1957 года окончил его и также с золотой медалью. После выпуска Владимир Кабалюк поступил в распоряжение Главкома ВМФ, и был направлен для дальнейшей службы на Новоземельский ядерный полигон, где в течение 3-х лет принимал непосредственное участие в испытаниях ядерного оружия в атмосфере.

В 2012 году Владимир Иванович Кабалюк отметил свое 80-летие. В настоящее время проживает в Санкт-Петербурге.

Август Андреевич Рулль был следующим после И.Ф. Кабалюка командиром 35-й батареи.

Прибыв в Севастополь в 1929 году с группой артиллерийских специалистов Морских сил Балтийского моря в береговую оборону морских сил Черного моря, старший артиллерист линкора «Фрунзе» Август Андреевич Рулль сначала был назначен командиром башни 35-й батареи. В ноябре 1930 года Рулль становится командиром батареи.

При Рулле на 35-й батарее завершили оборудование батарейных КП, была введена в эксплуатацию новая схема ПУС «Баррикада», что значительно повысило боевые возможности батареи. Одновременно была проведена установка коллективных средств противохимической защиты. При нем на батарее значительно улучшилась организация боевой и повседневной службы.

Вот что о Рулле  вспоминал последний командир 35-й батареи Алексей Лещенко, который в то время проходил срочную службу на батарее. «Август Андреевич все время твердил, что техника при умелой подготовке и ее умелом управлении, а для этого ее надо досконально знать, не должна давать пропусков при стрельбе. Настойчивое изучение техники, знание ее правил эксплуатации, отработка навыков управления у личного состава, дали хорошие результаты. И уже в 1932 году техника давала один пропуск на сорок выстрелов, а были стрельбы, что проходили совсем без пропусков. Это было большим достижением личного состава в управлении боевыми механизмами».

Личный состав батареи ценил и уважал своего командира. Те, кто его знал, отмечали, что Рулль обладал неиссякаемой энергией, глубокими артиллерийскими знаниями и огромным опытом в воспитании личного состава и руководства боевой подготовкой.

В 1938 году Рулль был назначен на должность преподавателя в Училище Береговой обороны Морских сил Рабоче-Крестьянской Красной армии.

В 1937 году на  училище, которое полностью обеспечивало подготовку командиров береговой артиллерии, распространились массовые политические репрессии, проведенные против военнослужащих армии и флота. Всего, по установленным на сегодняшний момент данным, из училища береговой обороны в 1937 - 1940 годах было уволено 35 лиц командно-начальствующего и преподавательского состава.

Не избежал репрессий и Август Андреевич Рулль. В июле 1938 года он был арестован. Под следствием  Рулль пробыл около полутора лет. От него в НКВД добивались показаний об участии в «антисоветском военном заговоре» на Черноморском флоте. В конце концов, с большим трудом, после смены руководства НКВД, Руллю все же удалось оправдаться, его полностью реабилитировали.

Заметим, что случаи с прижизненной и относительно скорой реабилитацией Рулля и другого преподавателя училища Константина Александровича Безпальчева, к сожалению, являлись редкими исключениями, в большинстве же арестованные начальники и преподаватели военно-морских училищ погибли.

С началом войны Рулль, находясь в должности флагманского артиллериста штаба ЧФ, участвовал в организации и проведении Григорьевской десантной операции и при эвакуации наших войск из Одессы. В период обороны Севастополя Август Андреевич осуществлял общее руководство артиллерии кораблей ЧФ и все приходящие боевые корабли, даже если их пребывание в Севастополе ограничивалось несколькими часами, немедленно включал в общую систему артиллерийского огня.

Много сделал Рулль для организации взаимодействия артиллерии кораблей и береговой обороны с действиями ПА. При его непосредственном участии в районе СОРа было создано 15 корректировочных постов, из них 12 предназначалось для корректировки огня береговых батарей и 3 для корректировки огня артиллерии кораблей. Все корабли вели огонь по целям, указанным флагманским артиллеристом.

Принимая участия в обороне Новороссийска и Туапсе, Рулль занимался  разработкой и организацией десантных операций флота на Мысхако, Озерейко и Керченский полуостров, созданием подвижных групп кораблей артиллерийской поддержки, базовых и выносных корректировочных постов.

Осуществлял контроль и руководство артиллерийскими стрельбами  непосредственно на передовых позициях фронта.

После окончания Великой Отечественной войны Август Андреевич проходил службу в главном аппарате ВМФ СССР.

В Советское время в Эстонии на родине Рулля в городе Мустла одна из улиц была названа его именем. Школа, в которой он учился, носила его имя, в ней же находился музей Августа Андреевича. Лучшие ученики награждались грамотой, на которой была размещена фотография Рулля. Но, увы, все это в прошлом. Сегодня в Эстонии чтут память других «героев».

В декабре 1931 года к командованию батареей приступил Петр Алексеевич Моргунов.

П.А. Моргунов (в юности — слесарь на московском заводе Гужона и красногвардеец, участник штурма Кремля в 1917 году) пришел на Черноморский флот в бригаде красных курсантов-артиллеристов, сражавшейся против Врангеля. В береговой обороне флота, которую за два года до начала Великой Отечественной войны он возглавил, прошел все служебные ступени, начиная с командира огневого взвода.

При Моргунове на 35-й батарее было завершено строительство двух командно-дальномерных постов вынесенных на расстояние 450 и 200 метров от основного блока. К каждому посту вели потерны (коридоры), проложенные на глубине 20 метров. С целью совершенствования и расширения применение  артиллерийских стрельб, Моргунов планомерно отрабатывал с личным составом батареи навыки стрельбы по невидимой подвижной цели с корректировкой с самолета. Первым, кто провел такую стрельбу на 35-й батарее, стал уже следующий командир А.А. Рюмин. В дальнейшем такие стрельбы стали обязательными для крупнокалиберной артиллерии не только на Черноморском флоте, но и на других флотах.

Всю свою долгую службу в черноморской береговой артиллерии Петр Алексеевич Моргунов готовился оборонять Севастополь от нападения с моря. Но враг подступил с суши. И генерал Моргунов стал одним из главных организаторов обороны Севастополя на сухопутном фронте. Летом и осенью 1941 года он руководил строительством сухопутных оборонительных рубежей под Севастополем.

Уже в ходе войны командование и штаб Береговой обороны, которым командовал Петр Алексеевич Моргунов, провели игры, учения, групповые упражнения, на которых отрабатывались вопросы организации обороны Севастополя со стороны суши. Была разработана соответствующая документация. В сентябре 1941 года состоялись два больших учения (одно двустороннее) на тему «Оборона главной базы с суши». В них участвовали все силы Севастопольского гарнизона. В октябре было проведено еще одно учение, в котором участвовали корабли флота. На основе опыта учений командующий эскадрой флота контр-адмирал Л. А. Владимирский и генерал-майор П.А. Моргунов разработали «Наставление по использованию артиллерии кораблей для стрельбы по сухопутным целям».

Последний командир 35-й батареи Алексей Лещенко вспоминал, что Моргунов был чрезвычайно требовательным в подготовке артиллеристов, управляющих огнем по морским и в равной мере по сухопутным целям. Кроме того, почти все командиры батарей окончили курсы усовершенствования, где в обязательном порядке проходили теорию и практику стрельбы по суше.

П.А. Моргунов своим личным примером неоднократно показывал, как надо управлять стрельбой. Так 3 апреля 1942 года прибыв на 35-ю батарею для осмотра восстановленной после взрыва 17 декабря 1941 года второй башни, Моргунов, при опробовании башни стрельбой, сам управлял огнем. Уже четвертым снарядом было достигнуто прямое попадание в здание штаба немецкой части, расположенной в деревне Мамашай.

Моргунов не только оборонял Севастополь, он его и освобождал. Через неделю после взятия Севастополя вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении Петра Алексеевича Моргунова орденом Нахимова I степени. Он первым в стране среди военачальников удостоился этой награды за освобождение Крыма от немецко-фашистских захватчиков, за стойкую и продолжительную оборону Севастополя, морской крепости на Черном море.

С 1951 года и до увольнения в запас П.А. Моргунов находился на должности начальника береговой обороны ВМС. При нем началось создание и освоение береговых ракетных комплексов.

Петр Алексеевич Моргунов является автором монографии «Героический Севастополь», изданной в 1979 году. В ней он последовательно рассказывает о развитии событий на севастопольских рубежах, в отдельных частях книги дается почасовая хронология происходящего, описываются подвиги солдат и матросов, работа командования Черноморского флота и Приморской армии.

В Национальном музее героической обороны и освобождения Севастополя хранятся личные вещи Петра Алексеевича Моргунова. Это несессер, где сохранился набор самого необходимого, парадный костюм и фуражка, поздравительные адреса, наручные часы - подарок Министра обороны, которым Петр Алексеевич Моргунов был награжден приказом Главнокомандующего Военно-морскими силами, адмиралом Кузнецовым, за долголетнюю, безупречную службу. В музее также хранятся многочисленные награды П.А. Моргунова, среди них ордена Ленина, Великой Отечественной войны, Красной звезды и Трудового Красного знамени. Орден Нахимова 1-й степени представлен в экспозиции Диорамы на Сапун-горе.

Память о Петре Алексеевиче Моргунове увековечена мемориальной доской на доме, в котором он проживал в Севастополе. На Прибалтийском судостроительном заводе «Янтарь» в Калининграде для ВМФ РФ построят большой десантный корабль «Петр Моргунов». Он станет вторым кораблем проекта 11711 после головного БДК «Иван Грен».

Мы рассказали о пяти командирах 35-й береговой батареи, судьбы которых сложились по-разному: Генрих Владимирович Штейнберг, Август Андреевич Рулль, Петр Алексеевич Моргунов после войны продолжили службу на различных должностях, были удостоены высоких правительственных наград. Емельян Петрович Донец и Иван Филиппович Кабалюк погибли в период обороны Севастополя. Все они были очень разными людьми, но объединяло их одно - преданность Родине и высокий профессионализм как в период командования 35-й батареей, так и на последующих занимаемых должностях.


С.Д. Вершков

экскурсовод

Е.В. Ерошевич

научный сотрудник